ДРАГОЦЕННЫЙ СЕРПЕНТАРИЙДля марки «Булгари» (Bulgari) коллекция «Серпенти» (Serpenti) стала одним из наиболее ярких символов, таких, которые принято назвать «фирменными кодами». В них, как в капле воды, отражается дух и наследие марки, ее творческая манера и исполнительское мастерство. Для основателя марки Сотирио Булгари, греческого ювелира, осевшего в Италии, основой его работы стали культурные коды — эстетика и наиболее характерные приемы архитектуры и декоративного искусства Древней Греции и Рима.

Геометрические, архитектурные формы украшений Булгари сделал еще четче благодаря влиянию стиля ар-деко, а к анималистике марка обратилась лишь в 1940-е гг., во время больших перемен и производства, и стиля. В довоенный период «Булгари» была знаменита украшениями прежде всего из платины, однако в сороковые этот металл был в большом дефиците, так как требовался для военных нужд.

Поэтому ювелиры перешли на золото и пополнили список своих кодов драгоценным серпентарием, выбранным, естественно, неслучайно – достаточно вспомнить мифологический образ Медузы Горгоны со змеями вместо волос. Bulgari Serpenti Как и у всякого достойного ювелирного дома, у «Булгари» есть круг знаменитых поклонниц, которые буквально вывели в свет «Серпенти» и сделали коллекцию иконой в мире драгоценностей.

Первая среди равных — несомненно Элизабет Тейлор, верная клиентка «Булгари» на протяжении многих лет. «Змеиный» браслет актриса носила, в частности, в 1962 г., снимаясь в «Клеопатре», а в своих воспоминаниях впоследствии писала: «Одним из самых больших преимуществ моего пребывания в Риме был небольшой бутик «Булгари».

По вечерам я любила навещать Джанни Булгари и обмениваться с ним всякими историями». Несмотря на то, что самым известным провенансом обладают драгоценности «Серпенти», эта коллекция началась как часовая.

Самым первым «змеиным» изделием, появившимся в 1940-е гг., были часы-браслет. Эту традицию «Булгари» с успехом продолжает — часы «Серпенти» выполнены как драгоценные браслеты и иллюстрируют ювелирное мастерство итальянцев, а циферблат, показывающий время, является приятной, но все же дополнительной опцией.

Зато по части работы с драгоценными камнями и металлами «Серпенти» демонстрирует высокий класс и опыт итальянской марки, которая делает витые браслеты часов с изумительным изяществом и в то же время геометрической четкостью. Звенья браслетов выполнены почти как драконья чешуя, в форме трапеций, их поверхность инкрустирована бриллиантовым паве (весом почти 12 карат) с образующими змеиный узор вставками из поделочных камней — черного оникса и травянисто-зеленого агата.

Бриллиантами одноименной огранки украшены корпуса и циферблаты «Серпенти» — из драгоценных камней выполнены, в частности, часовые метки. Необходимо отметить, что такой «чешуйчатый» дизайн часов — один из многих в коллекции, которая регулярно пополняется моделями, и ординарными, и ювелирными, и высокоювелирными.

В развитии «Серпенти» есть своя динамика и константы: на примере ординарных моделей без драгоценных камней можно легко проследить историю ювелирных стилей, как например, в 1970-е, когда было популярно диско, «Булгари» выпускала эту коллекцию с яркими сферическими или овальными вполне дискотечными элементами.

А вот хроника ювелирных часов «Серпенти» показывает более унифицированную картину, с преобладанием столь излюбленных маркой скульптурных форм и работой с цветными камнями и эмалями, изображающими змеиный узор.

Помимо «чешуйчатых», в коллекции «Серпенти» есть украшения и часы другого типа, под названием Tubogas.

Вольно это слово можно перевести как «газовая труба», а обозначает оно специфическую технику изготовления браслетов и цепочек. Она состоит в том, что две золотые ленты плотно переплетают друг с другом, так что получившаяся гибкая, но прочная цепь не нуждается в спаивании.

Эта техника появилась в начале XX в. и набрала огромную популярность в 1930-е гг., ею увлекались многие ювелирные марки, включая, к примеру, Van Cleef & Arpels, чья коллекция Passe-Partout построена именно на этой технике и с успехом выпускается и сейчас. У «Булгари» техника «газовой трубы» в большом почете, ее итальянцы используют регулярно и сделали одним из своих фирменных приемов.

Часовое дело, несмотря на то, что год за годом идет концентрация бизнеса в больших группах, не теряет высокого конкурентного духа. А там, где жив здоровый конкурентный дух, не соскучишься: постоянно возникают новые изобретения, дизайнерские и концептуальные разработки.

Самые интересные часы предлагают те часовые марки, которые изо всех сил стараются не уйти из фокуса внимания публики, жадной до всего по-настоящему нового, креативного, незамшелого. И нет печальнее той картины, что представляют собой другие, те что, казалось бы, застыли в 1990-х или, хуже того, в 1980-х, или же те, что, тщетно пытаясь идти в ногу со временем, в большей или меньшей степени копируют чужие удачные разработки.

К счастью, на женевском SIHH ни тех ни других нет. Здесь все энергичные, жизнелюбивые и изобретательные, и это ощущение активной созидательной энергии с годами не пропадает, а, наоборот, крепнет. Неожиданные и оттого наиболее приятные открытия ждут не только в разработке новаторских механизмов или авангардного дизайна, но и там, где, казалось бы, все давным-давно придумано.

Именно так «выстрелили» в этом году насквозь классические ультратонкие часы с «шоколадным» циферблатом. Именно так сугубо технический проект дайверских часов вызывает самые яркие эмоции.

Именно так остановили турбийон — затем, чтобы он точно показывал время. Именно так заново изобрели традиционное дело гравированных скелетных механизмов.

Именно так вывернули механизм наизнанку, сделав самые тонкие, но при этом очень чувственные часы. Именно так делают шикарными часы подержанного вида.

Именно так изобрели часы на каждый день, выполненные на музейном уровне.

Удивительно, что действо разворачивается на фоне, практически не изменявшемся по меньшей мере с 1995 года (тогда мне довелось впервые посетить женевский SIHH).

Тот же квадратом выставочный холл, большей частью те же участники, то же убранство с постоянно действующим кафе (в обеденное время это ресторан), где в любой момент можно выпить чашку кофе, стакан апельсинового соку или взять бокал шампанского. «Базель» с той поры перестраивался несколько раз, и выставка 1995 года воспринимается нынче как событие, проходившее в почти забытую эпоху.

Я вижу в этом прозорливость организаторов, которые угадали (изобрели?) удачную концепцию выставки, а наполняют ее каждый год новым интригующим содержанием уже часовые фирмы — участницы.

Комментарии запрещены.

Часы - символ стиля
Последние публикации